Введение в авестологию Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail

1. Зороастр в Европе

Изначально типовые суждения ученой Европы о Зороастре и существе приписываемых ему доктрин опирались на два устоя: на греко-латинскую традицию и на данные мусульманской историографии преимущественно домонгольского периода. Образы мага Зороастра, его мнимых сподвижников и сочинений, витавшие в умах эпохи Просвещения, были окрашены более ранними идеями средневековья: пророк представлялся всеобщему мнению не только мудрецом, но и чародеем, астрологом, знатоком таинств белой магии, носителем сокровенного эзотерического познания. Апокрифические тексты типа Евангелия Детства изображали Зороастра предтечей христианства, к чему склоняли историков также претензии Мани и каноническая легенда о поклонении волхвов, тогда как сиро-арабские сочинения выводили Зороастра учеником Иеремии или еретиком внутри ветхозаветной традиции. Так Зороастр прочно встал в ряды духовных учителей человечества и Европы задолго до Анкетиль-Дюперрона. Ученик Иеремии и наставник Пифагора, он таинственным образом соединял в себе мудрость Эллады с религиозностью Палестины, преподав тем самым, возможно, назидательный урок основателям христианства.

Именно поэтому Европа не узнала одного из своих старых кумиров в приписанных ему Анкетиль Дюперроном текстах, причем не только потому лишь, что первый перевод был далек от совершенства и даже буквального соответствия оригиналу. Знаменитый впоследствии У. Джонс был попросту оскорблен содержанием зороастрийской догматики, посмевшей приписать Зороастру ‘такую околесицу’ .

2. Открытие (āškārāgīh).

В начале XVIII в. англичанин Джордж Бучер (Boucher) получил от парсов в Индии копию части Авесты, носящей заглавие ‘Вендидад Саде’. Эта копия была привезена в Англию в 1723 г. Содержание этого манускрипта было недоступным для европейских ученых. Он был выставлен на показ посетителям в библиотеке. В 1754 г француз Анкетиль Дюперрон (Abraham-Hyacinthe Anquetil Du Perron, 07.12.1731 – 17.01.1805), ученик школы восточных языков в Париже, которому было в то время 20 лет, увидел факсимиле оксфордского ‘Вендидада’, присланное из Англии, и заинтересовался этим документом.

В 1755 г. Анкетиль предпринимает путешествие в Индию. Прибыв в Сурат, он живёт там среди парсов более 13 лет; ему удаётся уговорить парса Дараба Кумана перевести ему те самые книги, совокупность которых составляла Авесту. В своём изложении Дараб основывался в основном на гуджаратских и пехлевийских толкованиях текста. Анкетиль также получает в подарок некоторые авестийские и пехлевийские манускрипты. В 1761 г. Дюперрон возвращается в Париж и продолжает изучение Авесты. После десятилетнего изучения ее Дюперрон публикует в 1771 г. первый европейский (французский) перевод Авесты вместе с обрядовыми наставлениями и ценными личными наблюдениями.

3. Противник (petyārag) и Противодействие (padīragīh).

Появление этого первого европейского перевода Авесты вызвало ожесточенный спор среди ориенталистов. Священная книга зороастрийцев при своем первом появлении в Европе была встречена в штыки. Отвергая её аутентичность, западноевропейские ученые говорили, что Анкетиль Дюперрон стал жертвой обмана.

Первым выступил против Авесты английский востоковед Уильям Джонс (Sir William Jones, 28.09.1746-27.04.1794), основатель ‘Королевского Азиатского общества’. Указывая на нелепые cказания, законы и обряды, он писал, что это не могло быть делом такого мудреца, как Зороастр. Иронизируя над аргументацией Джонса, Дармстетер говорит, что Джонсу - современнику Вольтера, удалось доказать единственно лишь то, что авторы Авесты не читали Большой Французской Энциклопедии XVIII в. и не придерживались взглядов философии Просвещения XVIII в.

Нападки Джонса на Авесту нашли сочувственный отклик в Англии у Ричардсона и других, в Германии - у Мейнерса. Ричардсон пытался подкрепить доводы Джонса лингвистическими аргументами. Он воображал, будто ему удалась найти в Авесте арабские слова, а арабизмы - говорил он - в персидском языке могли появиться не ранее VII в. н.э. На этом основании он признавал Авесту позднейшей фабрикацией. Далее он указывал на радикальное различие между языком Авесты и персидским языком как в словах, так и по грамматическому строю. Наконец, он указывал и на крайнюю нелепость содержания Авесты.

4. Защита (pahrēz).

Наряду с указанными противниками Анкетиль Дюперрон и Авеста стали находить себе и защитников. Так, на их защиту стал профессор университета в Риге Кленкер. Вскоре после появления труда Дюперрона Кленкер опубликовал перевод на немецкий язык Авесты и работы о ней Дюперрона. Затем Кленкер выступил с собственными трудами об Авесте, в которых он защищал её аутентичность.

Уже Анкетиль Дюперрон отметил, что данные Авесты вполне согласуются со сведениями о религии магов в сочинении Плутарха ‘Изида и Озирис’. Кленкер провел в более широком масштабе сравнение с древнегреческой литературой. Он доказал, что в Авесте нет арабизмов, но встречаются лишь отдельные семитические слова арамейского диалекта.

В 1793 г. в Париже была опубликована книга, которая не имела прямого отношения к Авесте, но которая, тем не менее, неопровержимо доказала аутентичность священной книги зороастрийцев. Этой книгой была работа Сильвестра Де-Саси (De Sasy), в котором впервые были расшифрованы пехлевийские надписи первых Сасанидов. Де-Саси в ней опирался на пехлевийский лексикон Анкетиля Дюперрона и, таким образом, труд Дюперрона привёл к новым научным открытиям, чем оправдал себя. А пехлевийские надписи в свою очередь дали ключ к расшифровке персидских клинообразных надписей.

5. Раскол научных школ (jud-ristagīh ī frahangestānān).

Затем появляются исследования относительно языка Авесты. Англичанин Уильям Джонс приходит к неточному заключению, что зенд (так называли в то время язык Авесты) есть санскритский диалект. Каким-то злым роком судьбы этот былой противник аутентичности Авесты закладывает этим, казалось бы, безобидным высказыванием порох в основание дальнейших исследований авестийских текстов. В самом деле, вслед за признанием аутентичности текста учёный мир вновь разделяется на две враждующие школы: одну, основывающуюся в своем толковании Авесты на традиции парсов, и другую, полагавшую в основу изучения Авесты сравнение с санскритом с мифологией Вед. Главой традиционного направления был Шпигель (Friedrich von Spiegel, 11.07.1820-15.12.1905). Традиционная школа опубликовала текст Авесты, её экзегетический пехлевийский перевод (принятое сокращение: Pu.) и комментарий (принятое сокращение: P.erl.), т.н. Зенд-Авесту, а также санскритский перевод и комментарий (принятое сокращение: Su. и S.erl. соответственно), сделанный около 1200г. Нериосенгом Дхавалом, перевод на немецкий язык, основанный на том толковании слов и содержания, какого придерживалась традиция парсов. Сравнительная же школа, начало которой было положено Бюрнуфом (Burnouf, Eugéne, 08.04.1801 или 12.08.1801-28.05.1852), пошла по пути сопоставления с санскритом, предречённым Джонсом. Она привлекла для объяснения и истолкования Авесты язык и мифы ведической Индии (представителям этой школы в шутку дали прозвище ‘ведантисты’; к этой ведической школе относятся Бюрнуф, Рот, Бенфей, Виндишман, Гейгер, Хауг и др.).

6. Авестийский Словарь (frahang ī abestāg).

Этот этап научной разработки Авесты был преодолён с началом деятельности Христиана Бартоломе (21.01.1855-09.08.1925), которому принадлежит заслуга преодоления противоположности боровшихся между собой односторонних направлений в изучении Авесты. Ведя борьбу на два фронта, полемизируя и против традиционалистов во главе со Шпигелем, своим учителем, и с этимологической сравнительной школой во главе с Ротом, Бартоломе отстаивал ту точку зрения, что для раскрытия подлинного смысла текста Авесты необходимо критически использовать все возможные средства. Если этимологическая школа совершенно отвергала традицию парсов и свое толкование Авесты основывала на этимологическом анализе слов, исходя из сравнения их с санскритом Вед, а традиционная школа, наоборот, всецело базировалась на пехлевийских комментариях и устной традиции парсов, то Бартоломе считал, что необходимо равным образом применять и тот, и другой метод исследования.

Бартоломе составил и опубликовал в 1904 г. ‘Древнеиранский словарь’, который получил общее признание и в течение нескольких десятилетий принимался как основное руководство для изучающих Авесту. Сам Бартоломе дал новый перевод Гат. Полный перевод Авесты (за исключением трактата Аогэмадаэча) на основе словаря Бартоломе дал Фриц Вольф.

7. История кодификации Авесты.

В кодификации Авесты, последовавшей за уничтожением основного прототекста Авесты Александром Македонским, можно выделить шесть этапов:

1.     Дарий III Кодоман (336-331 до н.э.): запись текста в 2-х экземплярах. Хранение в Шизе (Ганджа Сизская около оз. Урмия).

2.     Вологез (Первый, 51-78гг. или Четвёртый, 148-191гг., он же Аршакид Валахш): Послеалександровская кодификация. Хранение в Храме огня Азаргушаспа в Гандже Сизской.

3.     Артахшер Папакан (227-243 гг.): Восстановление (padtagih) под руководством жреца Тансара

4.     Шапур Первый (243-273 гг., сын Артахшера): включение астрологических, медицинских, математических и философских фрагментов. Хранение в Шизе.

5.     Шапур Второй (309-379 гг.) под руководством жреца Адарбада (Атурпата) Махраспандана.

6.     Хусроу Парвиз (590-628 гг.) -  уточнения текста (по существу, новая его редакция) и комментариев (Зенд).

При Аршакидах (250 до н.э. - 224 н.э.) Авесту начали восстанавливать, собранные отрывки объединять и дополнять новым материалом. Этот процесс собирания и реконструкции Авесты был завершен при Сасанидах (III-VII в. н.э.).

Согласно Денкарду, до арабского завоевания Персии текст Авесты состоял из 21 части (насков), из которых 7 излагали происхождение мира и историю человеческого рода, 7 перечисляли предписания морали, гражданские законы и религиозные обязанности и, наконец, 7 трактовали о медицине и астрономии.

8. Состав Авесты.

Сохранившаяся Авеста включает три книги на авестийском языке:

I. Ясна (куда входят Гаты Заратуштры, написанные на староавестийском),

II. Висперед и Хорд-Авеста (1.Ньяиш, 2.Гях, 3.Яшты, 4.Сирозе, 5.Афринган),

III. Вендидад(единственный сохранившийся полностью XIX-й наск) и одну книгу на пехлевийском языке, именуемую

IV. Бундахишн (‘Сотворение основ’).

Сохранился также литургический текст на авестийском, пехлеви и санскрите под названием Аогэмадаэча. Существуют такие факты и гипотезы относительно утерянных насков:

1. IV-й наск Авесты ‘Дамдат Наск’, содержавший космологию, мог сохраниться в среднеперсидском переводе Большого Бундахишна. Синтаксис отдельных предложений вообще калькирует авестийский. Сам среднеперсидский же язык памятника считается наиболее архаичным и загадочным.

2. VIII-й наск Авесты ‘Бариш Наск’, содержавший максимы и размышления ‘для сохранения тела и спасения души’ мог хотя бы частично воплотиться в среднеперсидском трактате ‘Меной-и-Храт’.

3. XIII-й наск Авесты ‘Спенд Наск’, содержавший сведения о добродетельных поступках и детстве Заратуштры дошёл в подробном среднеперсидском изложении Денкарда. Из последнего мы также знаем краткое содержание всех насков Авесты.

4. XVII-й наск Авесты ‘Хуспарум Наск’, содержавший сведения о ритуале, обязанностях жрецов, дошёл частично на авестийском в виде двух глав из десяти: ‘Эхрпатастан’ и ‘Нирангастан’. Сейчас они изданы.

5. XX-й наск Авесты ‘Хадохт Наск’, повествующий о судьбе души после смерти, дошёл до нас в виде небольших фрагментов.

7. Авестийский язык.

На сегодняшний день учёные достигли согласия в том, что авестийский язык скорее всего является древнейшим восточноиранским языком (по крайней мере, младоавестийский язык), а некоторые формы его диалекта, на котором записаны Гаты Заратуштры (т.н. староавестийский язык с определённым мидийским, т.е. западноиранским влиянием), могут быть архаичней аналогичных форм ведийского языка.

В области грамматики на сегодняшний момент наиболее свежими и глубокими по содержанию являются разработки Жана Келленза на французском, Бикса на английском. Не утратила своей актуальности и грамматика Ганса Райхельта на немецком языке.



[1] Altheim F. Zarathustra // Die Neue Rundschau, LXIII, 1952. SS.165-190.

[2] Messina G. I.  Magi a Betlemme euna predicazionedi Zoroastro. Roma, 1993. 104 p.; Monneret de Villard U. Le leggende orientali sui magi evangelici. Vaticano, 1952. 262 p.

[3] Gottheil R.-J. H.  References to Zoroaster in Syriac and Arabic literature // Classical studies in honour of H. Drisler. N.Y., 1894. pp. 24-51.

[4] Брагинский И. С. Из истории таджикской и персидской литератур. М.: Наука, 1972. [523 с.] С. 87.

[5] Zend-Avesta (ed. J. F. Klenker). Bd. I-III. Lpz. - Riga, 1776/77. 168, 386 und 368 S.

[6] Klenker J. F.  Anhang zum Zend-Avesta, 2 vol., 1781.

[7] Spiegel, Friedrich (Herausgegeber). Avesta. Die heiligen Bucher der Parsen. Im Grundtexte sammt der Huzvaresch-Ubersetzung. Bd. I: Vendidad. Wien, 1853. Bd. II: Vispered und Yacna. Wien, 1858. p. 24+296+249.

[8] Санскриту отдавалось предпочтение в среде парсов в кон. XI – нач. XII в., поскольку языком общины стал гуджарати; отношение индийцев было благосклонным, и парсы не испытывали к санскриту отвращения, как иранские зороастрийцы к арабскому. Spiegel, Friedrich.  Neriosengh’s Sanskrit-Ubersetzung des Yacna. Lpz., 1861. 250 p. Датировка санскритского перевода по работе: Geldner, Karl. Die altpersische Literatur // Die Kultur der Gegenwart. Teil I. Abt. VII. Die orientalischen Literaturen. Berlin – Lpz, 1906 [SS. 214-234], S. 233.

[9] Spiegel, Friedrich. Avesta. Die heiligen Schriften der Parsen. Bd. I-III. Leipzig, 1852-1863. p. 295+222+274.

[10] Bartholomae Christian. Altiranisches Worterbuch. Strassburg, 1904.  p. 2000 + XXXII, цитируемый обычно Air.Wb.

[11] Следует отметить, что на рубеже веков учёный-парс Канга также опубликовал в Бомбее свой авестийско-англо-гуджаратский словарь, ныне ставший более доступным благодаря интернету: Kanga, Kavasji EdaljiA Complete Dictionary of the Avesta Language, Bombay, 1900. 611 p.

[12] Wolff, Fritz.  Avesta. Die heilige Bucher der Parsen ubersetzt auf der Grundlage von Chr. Bartholomae’s Altiranischem Worterbuch. Strassburg, 1910. 460 p.

[13] Такое членение принято Гельднером в его критическом издании текста Авесты: Geldner Karl F. Avesta. Die heiligen Bucher der Parsen. I: Yasna. Stuttgart, Verlag von W. Kohlhammer, 1886.  239 p. Bd. II: Vispered und Khorde Avesta. 1889. 277 p. Bd. III: Vendidad. 1895. 139 p.

[14] Наиболее известная в Европе краткая индийская версия издана: Justi F. Der Bundehesh, zum ersten Male herausgegeben, transcribirt, ubersetzt und mit Glossar versehen. Leipzig, 1868. Полный русский перевод: Зороастрийские тексты. Суждение Духа Разума. Бундахишн и другие тексты. Перевод, исследование, комментарий О.М. Чунаковой // Памятники Письменности Востока CXIV. М., ‘Восточная литература’, 1997.

[15] Aogemadaeca. A Zoroastrian liturgy. Edited by K.M. Jamaspasa. Wien, Otto Harrassowitz, 1982. 119 p.

[16] Имеется ввиду длинная иранская версия под названием ‘Большой Бундахишн’: 1) Манускрипт TD1: Anklesaria Peshotan K.D.  The Bondahesh being a Facsimile Edition of the Manuscript TD1. Tehran, 1970. 2) Манускрипт TD2: Anklesaria B.T.D.  The Bundahishnbeing a facsimile of TD manuscript No.2…with an introduction by Behramgore Tahmuras Anklesaria.  Bombay, 1908. 3) Транслитерация: Bailey H.W. Bundahisn. Transliteration and notes. (Thesis). 1933. 4) Перевод наанглийский язык: Anklesaria B.T.  Zand Akasih. Iranian or Greater Bundahisn. Bombay, 1956.

[17] Widengren G. Zervanitische Texte aus dem “Avesta” in der Pahlavi-Uberlieferung eine Untersuchung zu Zat-spram und Bundahisn.// Festschrift fur W.Eilers. Ein Dokument der internationalen Forschung zum 27.September 1966. Wiesbaden, 1967. SS.278-287. Святополк-Четвертынский И. А.  Некоторые проблемы интерпретации среднеперсидских текстов. // Василию Ивановичу Абаеву 100 лет: Сб. ст. по иранистике, общему языкознанию, евразийским культурам. - М., Институт Языкознания РАН, Языки русской культуры, 2001. С.193-203.

[18] 1) Манускрипт K43: Andreas F. C.  The Book of the Mainyo-i-khard. Kiel, 1882. 2) Манускрипт N: West E. W. The Book of the Mainyo-i-khard. The Pazand and Sanskrit Texts. Stuttgart and London, 1871. 3) Манускрипт S: Sanjana Darab Dastur Peshotan. The Dina i Mainu i Khrat or The Religious Decisions of the Spirit of Wisdom. Bombay, 1895. 4) Критическое издание: Anklesaria B.T.D. Danak-u Mainyo-i Khrad. Pahlavi, Pazand and Sanskrit texts. Bombay, 1913 (книга была набрана в типографии, корректура текстов с критическим аппаратом была разослана учёным, но так и не вышла в свет).

[19] Tavadia J. C. Die mittelpersische Sprache und Literatur der Zarathustrier. Lpz., 1956. 141 S.

[20] Erbadistan ud Nirangistan. Facsimile edition of the manuscript TD // Harvard Iranian series, 3. Cambridge, Mass. and London, 1980. 242 p.

[21] Kellens, Jean. Les noms-racines de l'Avesta // Beitrage zur Iranistik, Bd. 7. Wiesbaden 1974. 444 p.; Kellens, Jean. Le Verbe Avestique. Wiesbaden, Dr. Ludwig Reichert Verlag, 1984. 433 p.

[22] Beekes, R. S. P.  A Grammar of Gatha-Avestan. Leiden, E. J. Brill, 1988. xxii, 242 pp.

[23] Reichelt HansAwestisches Elementarbuch. // Indogermanische Bibliothek, Reihe I: Grammatiken, 5. Heidelberg, 1909. 516 S.

© Святополк-Четвертынский И. А, Институт Языкознания РАН, версия 01.12.2006

 


Последнее обновление ( 04.10.2009 )
 
След. >

Иранистика
Статьи
Учебники
Авестийский
Пехлеви
Фарси
ВАЖНО

Для просмотра некоторых текстов на этом сайте вам понадобятся следующие шрифты.

Для просмотра учебных материалов и траслитераций необходимо, чтобы у вас был установлен шрифт Arial Unicode MS.
Курсы языка
  • письменный санскрит
  • книги и учебники по языкам
  • разговорный арабский Игорь Анатольевич
    +7 (915) 197 23 25

 
Короткая информация

Добро пожаловать на сайт проекта "Санскрит.ру"! Этот проект посвящен лингвистике сакральных текстов и обучению древним языкам, на которых они написаны: санскриту, авестийскому, пехлеви, арабскому, древнеегипетскому, аккадскому, шумерскому. В стадии разработки - тибетский.

 




2008 Copyright © Zend Avesta